Олег Герасимов (olgrs) wrote,
Олег Герасимов
olgrs

Categories:

За Нарвской заставой (часть 2)

Пр. Стачек. 1950-е

Моя поездка в Кировский район 5.06.2010

     Впечатлений так много, что пришлось разделить материал на две части. Главы 1 - 4 смотрите здесь. Главы 5 - 9 идут ниже.


- 5 -


Пр. Стачек, 39, 2010 г.
     Пр. Стачек, 39 (бывш. здание Об-ва Потребителей Путиловского з-да). Уникальный для этих мест образец стиля модерн. Взгляд прохожего, несколько утомлённый созерцанием советского архитектурного наследия, получает минуту отдыха.
Пр. Стачек, 39, 1988 г.
Пр. Стачек, 39.
Продовольственный магазин №6 и промтоварный магазин №3.
Фотография 1988 г.
    "Волнистый" силуэт здания, контрастное сочетание облицовочных материалов (гладкой и фактурной штукатурки, блестящей плитки), прихотливое чередование разной формы окон (в т.ч. шестиугольные, а также сдвоенные и строенные узкие окна с мелкой расстекловкой фрамуг) - неустановленный автор этой постройки создал для нас показательный памятник своей архитектурной эпохи. Удивительно недолгой, но надолго удивительной.
Пр. Стачек, 39, 2010 г.
     Вид с Новоовсянниковской улицы (Ново-Овсянниковской, если по-старому). Обнажённые металлические перемычки окон - распространённый в 1900-е гг. приём, посредством которого конструктивный элемент становится "по совместительству" декоративным (см. особняк Кшесинской и др.).
Пр. Стачек, 39, 2010 г.

- 6 -


     Переходим на чётную сторону пр. Стачек. По астрологической карте, это уже регион Козерога. Покидаем прекрасный в своей скромности, овеянный морским бризом район Турбинного жилмассива и оказываемся в тени монументальных зданий начала 1950-х годов. Для достойного их отображения следовало бы, во-первых, дождаться другого положения солнца, а во-вторых, родиться пораньше. Проблема та же, что и везде - свирепая стеклопакетная чума, при которой отслужившие свой срок деревянные рамы заменяются суррогатами безо всякого внимания к стилю и художественному строю фасадов, по произволу владельцев квартир (каждый из которых, разумеется, "не первый начал" и ни в чём не виноват).
Дверь
Пр. Стачек. 1950-е
Проспект Стачек.
Из альб. "Архитектура Ленинграда", © ГИ лит-ры по стр-ву и арх., 1957.
Башня на пр. Стачек
     Башня на углу Трефолевой улицы. К сожалению, уже увешана светильниками худподсветки. Некоторые прожектора, выделяясь на фоне неба, привлекают внимание едва ли не сильнее, чем те вазы, на которые они нацелены. Как я понял из обсуждения подобных случаев в сообществе save_sp_burg, праздничная подсветка делается в интересах оккупа приезжих, которым необходима эмоциональная разгрузка в конце напряжённого бизнес-дня; город должен походить на те места, откуда они приехали.

- 7 -


     Далее я посетил парк им. 9 января, где прежде, как ни странно, бывать не случалось. Несколько красивых видов - наверно, всем знакомых - глазами новичка.
     Наверно, скажут, что и здесь я опоздал, что Лучшие Времена прошли... Ну, что ж теперь поделаешь...
Пруд в парке им. 9 января
     Это старейшая часть парка, о чём свидетельствуют довоенные планы и фото. Основан в 1920-х, назван в память о "Кровавом воскресении" 1905 г. (из этого района началось народное шествие в сторону Нарвских ворот).
Вход в парк им. 9 января, 1950-е     В 1944 г. парк расширили с 5,5 до 12 га ("было время - и парки расширяли"), в ходе реконструкции 1946 - 1947 гг. появился с севера вот такой красивый вход. Сейчас его строят заново, основные объёмы я застал уже сложенными из кирпича, но не оштукатуренными и, соответственно, пока без ваз и капителей.

     Справа видна башня районной "ратуши" - 50-метровая, 11-этажная высотная доминанта (конструктивистский проект Ноя Троцкого 1930 г.), вдалеке можно заметить памятник Кирову.
Вход в сад им. 9 января
Из альб. "Ленинград. Виды города", © ГИИИ, 1954 г.
Ограда     Фрагмент ограды, отделяющей парк от здания Исполкома Кировского райсовета (ныне районная администрация).

     Фото внизу: летняя эстрада.
Эстрада
В парке, у водоёма
     Северо-восточный уголок парка, район бывш. Тентелевой деревни. Этот водоём, не исключено, в какой-то степени является потомком-наследником засыпанной в 1920-е речки Ольховки (приток Таракановки), примерно в этих местах протекавшей. Но это так, версия дилетанта.

На Тракторной ул.

- 8 -

     На обратном пути к метро я не удержался от того, чтобы свернуть на легендарную Тракторную. Эта улица - первый советский опыт (1925-1926) возведения жилья для рабочих и новаторской планировки квартала без дворов-"колодцев". Подробности см. в любой книге по архитектуре Ленинграда. Названа в память о выпуске первых тракторов на "Красном путиловце". Сейчас назвали бы Мобильная - в честь первого российского мобильника. Или Газпромова - в честь победы в кубке УЕФА. Или... Если есть тут кто с Кировского завода - просветите, пожалуйста, - что у вас теперь производится?
     Огромные полуарки - невероятно запоминающийся мотив в оформлении "устья" Тракторной улицы (она уступами расширяется к пр. Стачек); даже далёкие от архитектуры граждане сейчас, наверно, воскликнули "о, это место я знаю!" Но за исключением отдельных уголков, подобных этому, Тракторную тоже поздно фотографировать, замена окон идёт массово.
     Арка на Балтийской улице. Балтiйской, по-старому. Вообще-то тут ещё много интересного, по ходу путешествия мне пришлось запасную карту памяти в фотоаппарат вставить. Но вы, наверно, уже пресыщены осмотром советских фасадов, характеризующихся известной сухостью черт.


- 9 -

     Давайте напоследок прикоснёмся, хотя бы слегка, к наследию Петербурга дореволюционного. Перейдя из Кировского района в Адмиралтейский (когда-то здесь проходила граница города, а затем граница Нарвской полицейской части и Петергофского участка), поинтересуемся состоянием громадного жилого дома на Розенштейна, 39 (бывш. ул. Лейхтенбергская).
На Балтийской ул.
Розенштейна, 39, с др. стороны улицы
     Он, оказывается, поставлен на ремонт. Дело нужное, да только рамы, похоже, не будут реставрировать. Западный флигель, как я заметил, со стороны двора уже выкрашен в радостно-цыплячий цвет и тотально остеклопакечен - в известном смысле мы его потеряли. Ведь окна домов - как глаза людей... Короче, вы поняли.
Розенштейна, 39. Три верхних этажа
Розенштейна, 39, со двора
Розенштейна, 39. Фрагмент с куполом
Розенштейна, 39. Пять верхних этажей
Розенштейна, 39. Девять окон
     Дома, открыв справочник, с удивлением узнал, что перед нами - первая петербургская постройка Мариана Лялевича (впоследствии видного мастера неоклассики). Дать оценку стиля затруднительно. Постройка, скажем так, эпохи модерна, но без последовательно выраженных признаков оного. Тем не менее, художественное воздействие остаётся, и оно, согласитесь, сродни воздействию тех мрачных громад, что до недавнего времени составляли собой квартал между улицами Розенштейна и Шкапина.
     То был квартал неблагополучной экологии - копоть и вонь близлежащей резиновой мануфактуры не все выносили, - но он парадоксальным образом влёк к себе почитателей рядовой петербургской архитектуры начала ХХ столетия. Независимо друг от друга многие поэты и художники открывали для себя это загадочное место - нигде не описанный заповедник петербургского урбанизма с низкими тёмными подворотнями, проходными дворами (некоторые, помнится, ещё брусчаткой были выложены), закопчёными стенами, и... несметным числом окон, типично дореволюционных - вытянутых по вертикали, что и создавало ощущение устремлённости к небу, одухотворённости.
     Я даже не помню там каких-либо архитектурных акцентов, романтических деталей, какие есть в показанной выше постройке Лялевича - не потому ли так трудно найти фотографии? Именно отсутствие формальных признаков художественной и исторической ценности помогло прагматикам-антипетербуржцам обосновать своё право на снос уникального по стильности квартала.
Фото из газеты     Фотография из газеты "Дело" (увы, тоже приказавшей долго жить) не имеет указания на место съёмки, однако многие из вас, конечно, узнали эту улицу...
Между улицами Розенштейна и Шкапина, 1987 г.
     Кто не узнал - приглядитесь, эти же брандмауэры видны на фото 1980-х. Здесь справа внизу в кадр попал уголок дома, поныне стоящего на чётной стороне улицы, и это единственный ориентир для определения места съёмки. Полностью этот дом (№ 36-40) см. ниже на современном фото.
Между улицами Розенштейна и Шкапина, 2010 г.
     Вид с ул. Розенштейна в сторону ул. Шкапина. Забравшись на бетонные блоки и подняв камеру над головой, я запечатлел какие-то печальные руины, по непонятной причине уцелевшие среди опустевшего участка.
     Наш замечательный поэт А.Деконская в своём отталкивающе-неблагозвучном стихе памяти ул. Шкапина (а как ещё можно описать сей нестрогий-нестройный вид?) на первый план выводит образ опустившегося инвалида 1-й группы, которого "успешные" сограждане, проезжающие мимо на автомобиле, удостаивают умеренно-крупной подачки. Как это ни прискорбно, - лишённый своих сокровенных зданий Петербург сегодня напоминает инвалида, иногда получающего благодарности и комплименты за старые заслуги; ещё живого - но уже неспособного всерьёз вдохновлять и творить.

К О Н Е Ц

Tags: Классицизм, Модернъ, Наш город
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments